Неизвестная «болезнь Х» может перерасти в эпидемию. Как ее найти до того, как станет слишком поздно?

Из Берлина сообщают: в начале этого года Всемирная организация здравоохранения включила болезнь X в число заболеваний, наиболее нуждающихся в научных исследованиях и разработках.

Болезнь Х — это не конкретная болезнь, а, скорее, гипотетическая возможность эпидемии, которая может быть вызвана патогеном (заразный штамм вируса или бактерии), влияние которого на людей мы пока не осознаем.

Причины эпидемий

На этой неделе в Берлине прошла Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам здравоохранения.

Эксперты официально предупредили, что не готовы найти такую болезнь, если она находится в животных. Кроме того, ее не смогут быстро обнаружить, даже когда они начинают болеть.

В большинстве стран причиной угрозы развития эпидемии — от Эболы до атипичной пневмонии, были зоонозные заболевания.

«То есть вирус развивается сначала в животных», — сказала ветеринарный патолог Трейси Макнамара, которая организовала саммит ученых по болезни Х. «Если мы хотим защитить людей, понятно, что мы должны обнаружить эти угрозы в популяциях животных до того, как они распространятся на людей».

Читайте также:  Что будет, если съесть хлеб или другие продукты с плесенью

Предложения ученых и бюрократия

Профессор Западного университета медицинских наук Макнамара считает: «Мы должны принять видо-нейтральный подход и обязаны уметь обнаружить любой новый патоген, который может угрожать здоровью человека».

Но она сожалеет, что нет практически никакого наблюдения за болезнями дикой природы. В процессе своей работы она обнаружила, что разрыв между сектором общественного здравоохранения и сектором здоровья животных очень осложняет распознавание и возможность реагирования на новую угрозу.

Болезнь, которой раньше не было

Летом 1999 года Трейси Макнамара была главным патологоанатомом в зоопарке Бронкса. И она заметила, что вороны постоянно гибнут на территории зоопарка. Ее исследование мертвых птиц показало, что она имела дело с новым заболеванием. Она заинтересовалась тем, может ли смерть птиц быть связана с потоком человеческих смертей от необычной формы энцефалита в Нью-Йорке.

Но ей было трудно получить диагноз болезни вороны. Потому что государственные органы отказывались иметь дело с образцами анализов от животных из зоопарка.

«Я знала, что что-то происходит. Но мне потребовалось три недели, чтобы получить диагноз. Потому что никто не хотел тестировать мои образцы», — рассказывала Макнамара.

Читайте также:  Вода с медом и лимоном: результат ежедневного употребления удивит

Болезнью оказался вирус Западного Нила, поражающий нервную систему и опасный для человека. Раньше в Западном полушарии никогда не был замечен.

Два десятилетия спустя она все еще не уверена, что уроки от вспышки эпидемии Западного Нила были извлечены. Трейси привела в пример прошлогоднюю вспышку птичьего гриппа у кошек в Нью-Йоркском приюте, обусловленную очень редким его штаммом. Больше трех сотен кошек были заражены. Ветеринар в приюте заболел – он заразился до того, как был установлен карантин.

«Это была просто удача, что он выздоровел», — вспоминала Макнамара. «Нам не нужны бюрократические препятствия, чтобы получить в режиме реального времени диагноз заболеваний, которые могут появиться в любом виде. С финансовой точки зрения, гораздо дешевле найти болезни в их источнике».

Очаг найден, но не потушен

Развивающиеся страны могут быть особенно уязвимы к вспышке зарождающегося инфекционного заболевания, которое берет свое начало в дикой природе.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) недавно отправила экспедиции в 13 стран Западной, Центральной и Восточной Африки для оценки систем эпиднадзора за болезнями животных. Макнамара назвала результаты «отрезвляющими».

Читайте также:  Как "поцелуи" голодной Гарра руфы привели к почернению и выпадению ногтей

«На разных уровнях отсутствует взаимодействие», — доложила Софи фон Добшутцсаид, координатор ФАО по глобальному надзору. «Как и в США, часто существует разрыв между ведомствами общественного здравоохранения и ветеринарными службами. По отношению к здоровью человека контроль животных получает меньше обеспечения».

«Кроме того, — добавила она, — отсутствие ресурсов на местах делает невозможным проведение отбора проб ветеринарными работниками. Центральные лаборатории для тестирования образцов часто находятся далеко от поля.

А полевые лаборатории, если они существуют, не функционируют, потому что им не хватает основных поставок. Гражданские беспорядки, террористические нападения и войны не допускают контроля на местах. Все это мешает нам своевременно обнаружить источник болезни в животном».

Обозначены ближайшие и долгосрочные задачи

Трейси Макнамара сообщила, что в краткосрочной перспективе ветеринарные сектора должны кооперироваться на существующих инвестициях в области общественного здравоохранения путем обмена такими вещами, как оборудование, лабораторное пространство или системы доставки образцов.

В долгосрочной перспективе она хотела бы видеть больше внимания к созданию ветеринарных программ здравоохранения. Куда спонсоры и правительства должны вкладывать свои средства, чтобы это осуществилось?

Читайте также:  Кривошея у ребенка — какие могут быть последствия?

Трейси Макнамара задала вопрос Мукешу Чавла, координатору Фонда чрезвычайного финансирования пандемии от Всемирного банка: сколько денег тратится на создание ветеринарного потенциала? Он не мог дать ответ.

«То, что мы видим перед собой, должно быть чрезвычайно простой задачей, но это не так, — сказал Чавла слушателям. «У нас нет определения затрат. Если мы не знаем, сколько сейчас тратим, мы не сможем оправдать дополнительные расходы».

Эпидемия и сигналы ее начала

Как только потенциальная болезнь X действительно поражает людей, проблема становится признанием сигнала новой угрозы.

Доктор Джеймс Уилсон из Невадского медицинского разведывательного центра рассмотрел ответные меры на эпидемии, относящиеся к российскому гриппу с 1889 года. Он обнаружил, что обычно существует многомесячная задержка в ответ на новую эпидемию.

«Многие сигналы, которые присутствуют в чрезвычайных ситуациях в области общественного здравоохранения, были представлены в открытых СМИ, таких как местные новостные статьи, сообщающие о необычных болезнях. Но отсутствие связи между секторами может вызвать задержку в распознавании этих ранних сигналов. Хотя смерти могут привлечь больше внимания, болезнь труднее обнаружить, когда инфекция только делает людей больными, а не убивает их.

Читайте также:  Когда недержание мочи у женщин требует хирургического вмешательства, как проводится операция

Не пугайте людей

Он, однако, предупредил, что чрезмерная шумиха в дискуссиях о болезни X может только ухудшить ситуацию. «Если вы продолжите вести разговор до катастрофической конечной точки, то потеряете доверие. Когда ставите людей в положение страха, вы обнаруживаете, что они парализованы».

Он считает, что важно также говорить о жизнестойкости человека. «Нас очень трудно убить», — сказал Уилсон. «Достаточно посмотреть на крах нашей экосистемы».

Источник — FB

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ